В начале февраля группа компаний Ukrlandfarming и агрохолдинг «Авангард» смогли подписать соглашение о реструктуризации своих долгов на сумму 4,4 млрд грн перед «Ощадбанком». Теперь перед агропроизводителями стоит новая задача — выйти в прибыль, открыть новые рынки и удержать нынешний зембанк. О трудностях процесса реструктуризации, криминальных случаях и грядущей посевной кампании рассказал заместитель генерального директора Ukrlandfarming Игорь Петрашко.

Latifundist.com: Расскажите, как долго длились переговоры с «Ощадбанком» о реструктуризации?

Игорь Петрашко: Процесс длился достаточно долго. Откровенно говоря, мы начали вести переговоры о реструктуризации еще в начале 2018 года и договорились, что будем действовать в рамках закона «О финансовой реструктуризации». Фактически это был единственный путь достичь конструктивных договоренностей. Сама процедура заняла ровно 6 месяцев, а договор подписали в последний день. Это показывает, что переговоры были нелегкими.

Специфика нашего случая заключается в том, что кредит в «Ощадбанке» имели несколько компаний, входящих в группу. И возникал вопрос, брать ли во внимание только эти компании или в целом всю группу. В итоге мы выбрали верный путь. Был проведен независимый анализ всего бизнеса, который показал, что у нас есть большие перспективы и нам действительно нужна реструктуризация.

Здесь нужно понимать тот факт (и об этом говорил руководитель «Ощадбанка»), что у нас большая общественно значимая компания. Объем ежегодно производимой Ukrlandfarming продукции в эквиваленте составляет 1% ВВП Украины, мы платим миллиарды налогов. Необходимость реструктуризации в первую очередь возникла из-за существенных потерь активов компании в Крыму, в Донецкой и Луганской областях — около 40% всех активов компании на тот момент.

И все кредитные средства группа компаний вкладывала именно в активы: фабрики, комбикормовые заводы, элеваторы, семенные заводы, технику. Кроме того, на «Авангард» существенно повлияла девальвация. Доходность «Авангарда» снизилась с $300 млн до 10 млн. Поэтому наш кейс не был рядовым. В итоге, наши договоренности стали одним из немногих действительно успешных примеров комплексной реструктуризации.

Latifundist.comМожете озвучить условия реструктуризации?

Игорь Петрашко: Могу лишь сказать, что условия предусматривают долгосрочный возврат средств (ни о каком списании речь не идет). Предусмотрена также выплата накопленных за предыдущий период задолженности. Все будет выплачено. С точки зрения финансовой модели компании она также предусматривает выплату кредитов другим банкам, в том числе международным. Ведутся переговоры с Фондом гарантирования вкладов физических лиц (ФГВФЛ) и «Укрэксимбанком». Так, кредит в Укрэксимбанке составляет $67 млн, плюс накопленные проценты.

Latifundist.com: В таком случае успешный кейс реструктуризации с «Ощадбанком» может стать хорошим стартом в работе и с другими финучреждениями?

Игорь Петрашко: Мы надеемся, что так и будет. И в первую очередь в случае с «Укрэксимбанком». Сложнее с ФГВФЛ. У них есть законодательные ограничения. К сожалению, ФГВФЛ не может идти в долгосрочную реструктуризацию, но и в этом случае мы пытаемся найти решение. Об условиях реструктуризации (по примеру «Ощадбанка») мы договариваемся и с другими нашими кредиторами.

Мы понимаем, что практика принудительной продажи активов и конфликтов приводит к обесцениванию как самих активов так и к потерям (остановки) деятельности компаний и, как результат, — увольнению сотрудников, сокращению экспорта и налоговых платежей. К примеру, в последнее время НБУ, ФГВФЛ продает проблемные активы за 1,5-2% от номинальной стоимости. Мы же, на примере договоренностей с «Ощадбанком», показали, что есть альтернативный путь.

Latifundist.com: В ходе недавнего разговора во время Украино-Саудовского круглого стола вы сказали, что 2019 — год реструктуризации. Как у вас сейчас идут переговоры с международными банками?

Игорь Петрашко: Переговоры ожидаемо сложные. Наших иностранных кредиторов условно можно поделить на две группы. С банками первой группы мы придем к решению в ближайшие полгода. В основном это обеспеченные твердыми залогами и акциями финучреждения. Вторая группа — необеспеченные кредиторы. В основном это европейские кредитные организации, плюс собственники облигаций. У них более сложный процесс принятия решений, который включает анализ перспективности деятельности группы.

Latifundist.com: Может вы требуете у международных кредиторов жесткие условия списания долга?

Игорь Петрашко: Эти условия исходят из прогнозного денежного потока и дисконтной ставки. Мы предлагаем кредиторам весь доступный ресурс, который генерирует группа. Распределение между кредиторами происходит с учетом валюты кредита с поправкой на существующие залоги. Учетная ставка НБУ сейчас 18%, поэтому гривневые потоки дисконтируются по ставке 18%+. Дисконтная ставка по валютным кредитам ниже. Поэтому чтобы привести стоимость кредитов к одной базе сегодня (принцип pari-passu), требуется прямое списание по валютным кредитам. К сожалению, при других условиях денежные потоки не балансируются.

Для всех международных кредиторов у компании есть детальные расчетные условия. Они базируются на том, что мы отдаем весь денежный поток плюс апсайд в виде дополнительного кэш-потока. Что было сделано с «Ощадбанком»? В случае, если мы будем иметь лучше финансовые результаты, чем те, что прописаны в финансовой модели, «Ощадбанк» получает апсайд. Поэтому мы ожидаем, что кейс реструктуризации с этим банком будет показательным и даст позитивный толчок для наших иностранных кредиторов. Мы уже отправили обновленные предложения всем иностранным кредиторам.

Latifundist.com: Какие это финучреждения?

Игорь Петрашко: Это европейские и американские экспортные кредитные агентства, инвесторы в выпущенные группой облигации и участники синдиката. У нас с ними идет диалог. Я думаю, нам удастся их переубедить, ведь это единственный конструктивный путь.

Зачем подрывать ядерную бомбу? Зачем ликвидировать компанию, если это приведет к негативным последствиям и для них? Тем более, что мы не прячемся, ведем переговоры прозрачно. Да, хотелось бы все и сразу решить, но, к сожалению, так не бывает.

Latifundist.com: Поговорим об операционных процессах. Насколько Ukrlandfarming готов к Посевной 2019? Вы оценивали стоимость посевной кампании в этом году?

Игорь Петрашко: К весенним полевым работам мы готовы. Сейчас работаем по средствам защиты растений, удобрениям. Закупки проходят в штатном режиме. Как и в прошлом году, пройдем посевную без привлечения кредитных средств. Уже несколько лет подряд Ukrlandfarming оперирует собственными ресурсами.

Техника компании Ukrlandfarming
Техника компании Ukrlandfarming

Latifundist.com: В прошлом году стоимость посевной в компании была около $100 млн, во сколько оцениваете нынешнюю?

Игорь Петрашко: Это очень условная стоимость. Вы ведь понимаете, что посевная сразу переходит в уборочную ранних зерновых и так далее. По факту в короткий период времени необходимо больше 3 млрд грн. Но, опять-таки, группа к этому готова. Урожай был хорошим, продукция продается, средства поступают и используются для финансирование. Поэтому мы можем смело говорить, что к посевной подготовились хорошо.

Latifundist.com: Есть ли изменения в структуре севооборота? Может, будете выращивать новые культуры? Ранее Владимир Бабий говорил о том, что Ukrlandfarming собирается внедрять инновационные площадки. Что имеется в виду?

Игорь Петрашко: Да, компания постоянно работает над внедрением новых инновационных решений. Есть несколько новых направлений. Что касается севооборота, то существенных изменений не планируем, и будем сохранять прежнюю пропорцию культур. Понимаете, что-то существенно менять в севообороте — это как играть в лотерею. Конъюнктура рынка может динамично измениться. Поэтому мы стараемся опираться в первую очередь на собственный опыт производства и успешные результаты.

Latifundist.com: За этот год земельный банк Ukrlandfarming существенно изменился?

Игорь Петрашко: Учитывая то, что компания пребывала в сложной ситуации, использовала только внутренние средства в ограниченном количестве, к сожалению, часть земли мы потеряли. В предыдущих годах мы потеряли землю в Крыму, в Донецкой и Луганской областях. Сейчас имеем в обработке более 500 тыс. га.

Поле компании Ukrlandfarming
Поле компании Ukrlandfarming

Latifundist.com: Бывали случаи, когда вас намеренно «кусали» другие агрокомпании или фермеры?

Игорь Петрашко: Да, было такое. Здесь следует отличать конкурентные процессы, когда есть борьба за аренду со стороны других агрокомпаний и попытки незаконных захватов с использованиям так называемой двойной регистрацией прав аренды. Такие проблемы возникали в Днепропетровской и Львовской областях. Но это не массово. У нас нет конфликтов с другими крупными агрохолдингами. В основном это «местные делки», которые хотят отхватить 100-200 га и действуют абсолютно незаконными методами. Такие вещи, как двойная регистрация, мы быстро фиксируем, отменяем. Но факты есть.

Нормально, когда идет честная конкуренция за землю, где заканчиваются договора аренды. Там мы работаем с людьми, обсуждаем стоимость аренды, социальные проекты. И совсем другое, когда есть договор аренды, а на землю сверху подписывают еще один договор и пытаются рейдерским способом ее отобрать. К таким вещам мы не толерантны. В этом году планируем усилить работу с пайщиками и готовим программу лояльности.

Latifundist.com: Вы не думали внедрять разные нестандартные решения. К примеру, некоторые агрохолдинги работают с коммунальными предприятиями. Компании вместе с местной властью кооперируются, дают технику и т. д.

Игорь Петрашко: Мы будем внедрять и использовать разные подходы. Сейчас идут расчеты, будем смотреть. Но, конечно, рассматриваем опыт других агрокомпаний. Работа с пайщиками очень важна. Сейчас цена за аренду земли высокая, и в регионах с плодородными землями большая конкуренция. Поэтому не только арендная плата является решающим фактором, но и условия работы, социальный фактор на селе. Сейчас это играет важную роль в принятии решения пайщиком о подписании договоров.

Latifundist.com: Вернемся к активам компании. Как обстоят дела с терминалом в акватории порта Южный?

Игорь Петрашко: Поскольку мы находимся в процессе реструктуризации, мы не можем активно инвестировать. Реализация проекта требует наличия партнера. На данный момент продолжаем работу с документами, работаем с сельсоветами, администрациями разрабатываем детальный план территории, технические разрешения и т. д. Но активного строительства пока не планируем.

Latifundist.com: Ранее Вы говорили о том, что «Авангард» активно развивает экспорт. Какая часть продукции идет на внешние рынки?

Игорь Петрашко: Сейчас уже около 50% продукции в денежном выражении идет на экспорт. Открываем новые рынки и расширяем клиентскую базу. Яичный порошок практически полностью идет на зарубежные рынки. В прошлом году экспортировали 6 тыс. тонн данной продукции. В этом году планируем больше. Экспорт яиц также постоянно растет. В 2019 году планируем выйти на экспорт в размере 1 млрд штук в год.

Latifundist.com: В какие страны продаете продукцию?

Игорь Петрашко: Приоритетными для нас остаются рынки Ближнего востока. В тоже время активно экспортируем яичный порошок в страны Евросоюза. Планируем нарастить присутствие в Саудовской Аравии и Азиатском регионе. Хотим открыть рынки Китая, Японии, Южной Кореи. Расширение географии рынка для нас значит не только увеличение объемов поставки, но и даст возможность роста цены.

Latifundist.com: А что с Израилем? Удалось там хотя бы частично восстановить утраченные позиции?

Игорь Петрашко: Пока что нет. Как раз на прошлой неделе обсуждали этот вопрос. Хотим возобновить поставки в Израиль.

Latifundist.com: Напомните, в чем тогда возникла проблема?

Игорь Петрашко: В первую очередь была проблема с нашими контролирующими службами, которые, не разобравшись в ситуации, просто ввели ограничительные меры для своих (украинских) компаний. При этом причин для остановки экспорта не было. В конце концов, можно было ограничить объемы поставок. Такие неправильные действия сыграли на руку нашим конкурентам из других стран.

Latifundist.com: И в завершение нашего разговора поделитесь главными целями Ukrlandfarming на текущий год.

Игорь Петрашко: 2019 год должен быть определяющим для нас в плане достижения договоренностей с кредиторами. Мы должны завершить этот процесс, перевернуть страницу и начать работать над новыми проектами и возможностями с тем же привлечением средств на строительство порта и другие. В планах расширение производства в яичном сегменте, рост экспорта, выход на прибыльность «Авангарда».

Что касается Ukrlandfarming, то здесь мы будем работать над стабилизацией земельного банка и проводить комплексную работу с пайщиками. Будем искать оптимальные решения, поскольку даже в этом году земельный банк будет уменьшаться. Не думаю, что в 2019-м нам удастся нарастить зембанк, но мы планируем остановить процесс потери земли, а в следующем году начнем работать над увеличением.

 

latifundist.com